stef-01“Поэзия – памятник, где запечатлены лучшие и счастливейшие мгновения самых лучших и счастливейших умов” – писал великий английский поэт Перси Биши Шелли ещё в прошлом веке, а глубокий смысл цитаты до сих пор остаётся неизменным. А вам никогда не хотелось открыть тайный занавес любимого произведения? А вам интересно, о чём на самом деле хотят сказать нам деятели искусства через свои работы, будь то холсты с маслом, музыка или стихи?

Лёгкие люди спросили о важном, главном и необычайно интересном у молодой поэтессы из Санкт-Петербурга Стефании Даниловой.

Стэф, ты уже выпустила столько книг, столько стихов написала за свою творческую деятельность… Скажи, часто ли возникают у читателей вопросы о глубоком смысле того или иного произведения? Готова ли ты вообще делиться этим?
У самих по себе текстов смысла нет: они – не более, чем пиксели, капли чернил или краски из принтера. Смысл – это то, что вкладывают люди. Таким образом, на один текст может гипотетически приходиться до семи миллиардов смыслов. Стихи – не леммы, не аксиомы, не универсалии. Всё, что в текстах существует моего лично, чего не может вложить в них никто иной – это их истории создания. Это биография текста, его выходные данные, его гены и родословная. Некоторые истории стоят того, чтобы быть услышанными.

Прямо сейчас у тебя есть уникальная возможность рассказать нашим читателям про историю создания стихов и о том, что конкретно ты хотела сказать в том или ином слове. Вот некоторые твои стихотворения: “Посмотри – я ещё начинаю свой путь”, “Мечтать как способ любить”, “Волны разбиваются о скалы”, “Человек-футляр”, “И снова шторм застиг меня врасплох”.
“Посмотри – я ещё начинаю свой путь”. Это был разговор по душам с другом, с которым наши пути в чём-то схожи, и он считал, что я чего-то добилась, а он – нет. Я рассказала о самых простых правилах, которым смогла научиться у жизни. Текст потрясающе прост, ведь я заядлый прогульщик любых уроков. Самое главное правило – то, что любой успех, происходящий с тобой, нужно считать только началом.
“Мечтать как способ любить” – это текст о несовпадении Вселенных. “Когда день открытых дверей был у Вашего сердца, я в чьём-то другом получала бюджетную роль”. Я уверена, что один человек влюбляется в другого не просто так, подобное всегда тянется к подобному, просто не стоит забывать о том, что есть я-1994, я-2002, я-2015, он-1994, он-2002, он-2015 и так далее. Эта мысль не нова, не моего авторства, но и я сама пришла к этому в своё время. Возможно, я-2015 и он-1994 – идеальная пара, а может статься, и, вообще, он-1887. Две не параллельные прямые, безусловно, соприкасаются, но не всегда в той точке, где мы хотим.
“Волны разбиваются о скалы”. Бывает, что тексты пишутся ради обрамления пары мыслей. Слово “небольшой” вмещает “небо”, в слове “бессловесна” есть “весна”. Я верю, что слова в словах обнаруживаются неслучайно. В одном из моих “окказионализмов” “надпропастьюворженщина” многие увидели скорее вора, чем Сэлинджера, и они правы: эта женщина ворует людей у пропасти.
“Человек-футляр” – это о людях, которые настолько боятся утратить красоту в себе и внутри себя, что весьма неохотно доверяют другим. Очаровываться кем-либо можно только до поры, до времени, а потом – случайно найти ту строчку, тот штрих, ту черту, которые испортят весь текст, весь рисунок, всего человека в очарованных глазах. Но если бояться этого, всю жизнь можно просидеть в футляре, в четырёх стенах или практичнее будет вообще не рождаться, верно? У страха глаза велики, а у футляра их нет вовсе.
“И снова шторм застиг меня врасплох”. Всё просто: человека тянет на “пойду туда, неведомо куда, искать то, незнамо что”. Когда кругом белое, человек удивлён: а как же без чёрного, зелёного, красного, синего, в конце-то концов? Надоело “всё хорошо”, хочу, чтобы “всё плохо” было! И даже не пытайтесь это отрицать. Это бессознательное желание каждого, любовь к мазохизму, трагедийный ген в крови.

Мнения о стихотворениях действительно могут не совпадать, пусть каждый и находит в словах свой смысл, но автобиография произведения, конечно, останется неизменной. Расскажи нам о создании своего восьмого сборника. Чем он отличается от всех остальных твоих книг?
В “Неудержимолости” меньше эмоций. Он создавался примерно полгода. Книжка тоньше. Умнее. Взрослее. Есть тексты “Война объявлена” и “Я голосовала машинам времени” 2013, что ли, года, которые очень просили включить. Большинство из этого сборника не публиковалось в Сети. И вряд ли будет.

stef-03

Мы знаем, что помимо написания стихов, ты ещё мастерски делаешь своими руками артбуки. Сколько уходит времени на один экземпляр? Есть ли интересная история, связанная с ними?
В честь 28000 человек в интернет-сообществе я запустила уютный проект для тех, кто хочет обладать несколькими моими текстами, оформленными в небольшую книжечку, как для себя, так и в подарок близким. Казалось бы, любой может оформить чьи угодно стихи на бумаге с помощью клея, коллажей и письменных принадлежностей. Но душу в эту бумагу, кроме автора строк, вдохнуть не сможет никто. Равно как никто не сможет вернее автора прочесть его стихи, будь он лучшим чтецом на свете. Я в это верю. Из камня, ножницы и бумаги я выбираю последнее. Я не использую ножницы при создании своих работ. Мне нравится некая обрывистость, элемент незавершённости. Легче увидеть своими глазами, чем объяснить. Всё началось три года назад, и в этом точно был замешан жасминовый чай, а далее история умалчивает. За пару ночей получилось то, что можно увидеть чуть выше.

Делать подарки читателям – большой труд, особенно, когда делаешь это с душой. Но ведь ты ещё даришь людям и живые встречи, концерты, квартирники. Расскажи о своей публике, какая она? Меняется ли она со временем?
Как человеку, который может изменить свой почерк до семи раз за одну страницу, а в одном и том же образе не может появиться и двух дней подряд, мне приятно видеть непостоянство своей публики. Единственное, что объединяет их – это дата, площадка и я, к которой они приходят. Однако, я отметила, что в последнее время почти все приходят старше меня лет на пять – десять. Раньше было много маленьких девочек, когда я сама была такой же. Нет, они не перестали ходить на мои вечера. Просто мы выросли вместе.

Поделись с нами, как ты выбираешь концертную площадку для своего выступления?
Я люблю многочасовые прогулки по городу, всегда смотрю на него глазами восхищённого туриста. Площадки, которые меня ждут, сами подсказывают мне дорогу к ним. На неделе я совершенно случайно зашла в “WORKPLACE Academy” на Егорова, 3 и поняла, что безоговорочно влюблена в это место. Высокие потолки, стены из книг, уют загородных домов, к тому же и мини-точка студии Лебедева на втором этаже. Не прошло и пятнадцати минут, как решение о концерте было принято! Иными словами, я выбираю места, в чьё создание вложена душа, и рада оставить у слушателей на картах города в сердце ещё одно замечательное место.

stef-02Стэф, всех твоих концертов и не счесть, но всё же, расскажи про самые необычные впечатления с выступлений?
Я выступаю не так много, как хотелось бы. Знакомые мне, активно гастролирующие поэты, как правило, уже завершили свою университетскую эпопею (а кто-то и вовсе её не начинал, не став от этого хуже), а я академически “дембельнусь” уже совсем скоро. Правда, не планирую останавливаться. Что касается впечатлений, я помню всё. Каждого человека, каждое лицо, хотя их всё больше. Мне бы хотелось помнить обо всех, кто встретился мне в начале пути:

Однажды на концерте в “Ящике” ко мне подошла девушка и сказала, что именно мои стихи послужили поводом переехать в Питер.

Слепые люди и дальтоники обладают наилучшим восприятием моих текстов со сцены.

Самый желанный подарок – присутствие адресатов в зале, а это не только молодые люди, как принято думать. Многие мои близкие и родные. А если они ещё и синхронно поднимают плакаты с надписью “Стэф, вперёд!”, “Номер 12!” и “Питер решает!”, взявшиеся невесть откуда, когда ты читаешь на финале шоу “Бабушка Пушкина”, это невероятно. Прошёл год, а я до сих пор не могу осмыслить.

Обычно зрители влюбляются в исполнительниц. Со мной как-то случилось наоборот.

Самый легальный вариант портить книги – изрисовывать свои же собственные, когда их приносят с целью получить автограф.

И правда, для того, чтобы слушать стихи в исполнении автора, можно обойтись и без зрения, ведь поэзия – музыка. Ты много выступаешь не только в родном Петербурге, но и в других городах…
Когда ты приезжаешь в новый город впервые, и зал молчит, не аплодирует в начале, потому что не принято или никто из поэтов ещё не приезжал. Смотрят настороженно, слушают с некоторой опаской, боясь разочароваться, что ли… Приезжаешь второй раз – и зал вдвое больше, и они уже не боятся. Подходят ближе к сцене. И так светло от них. Самый уютный камерный вечер был в Гаване (Куба) на испанском языке. Вырубилось электричество, и мы сидели при свечах. Из окна открывался вид на Капитолий.

Куба ассоциируется с ароматом кубинских сигар и ледяного мохито, а у каждого человека есть любимый аромат, будь то цветочный шлейф французских духов или запах свежеиспечённого хлеба. Расскажи о любимых запахах?
Это называется «За что я люблю зюскиндовского “Парфюмера”». Есть люди, из которых мне хотелось бы сделать духи, спрятать в сейф и вдыхать их аромат в случае экстренной душевной необходимости. Любимых запахов у меня больше, чем моих текстов. Я могу узнать даже район города по ним. Три самых необычных: аромат чужих кухонь из зажжённых окон в каменных керченских домах, “деревянный жасмин” (духи одной известной марки натуральной косметики). Я ношу его этой весной и один чёрный шарф одного человека.

Ароматы необычные, спасибо за откровения. И, наконец, поделись творческими планами на ближайшее будущее, чего ждать читателям?
Планирую выпуск нескольких клипов, которые захочется посмотреть ещё и ещё, и ещё раз. Выход “Неудержимолости” в книжных запланирован к концу лета. Прошу ждущих не отчаиваться, потому как “OZON” обещает пустить ограниченный тираж на реализацию в июне. Летом будет запущен опрос, какие города больше всего желают меня видеть. Вот, пожалуй, и всё, о чём я сейчас могу рассказать.

light
Уже сейчас начинаем ждать “Неудержимолость” и встречи со Стефанией Даниловой. Кстати, приходите и вы, 31 мая 2015 г. в “WORKPLACE Academy” по адресу Егорова ул., дом 3, Санкт-Петербург.