В прошлое воскресенье ветер с Финского залива принёс на берег настоящую Анну Ахматову – молодую, тонкую и по-ведьмински красивую. Она оказалась на крыше заброшенного здания, недалеко от своего дома на Васильевском острове, чтобы вспоминать о своей большой любви. О любви, которую они создавали вместе с Николаем Гумилёвым в начале XX века на осколках царской России.

Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов,
Истёртые карты Америки.
Не любил, когда плачут дети,
Не любил чая с малиной
И женской истерики.
Анна Ахматова

 

Осенний прохладный вечер наполнил волнующей музыкой заслуженный деятель искусств РФ композитор Сергей Осколков, а укутывала словами актриса Ольга Маркина. Тема повествования непростая – отношения, пожалуй, самых ярких представителей Серебряного века русской поэзии.

Спектакль «Анна Ахматова. А я была его женой…» позволил заглянуть в личную жизнь поэтов. Удивлением было уже то, что ничто человеческое гениям не чуждо: и сцены глупой ревности, и скандалы, и переписка в стиле «кто кого больнее уколет». Концепция постановки весьма интересна: помимо ранних стихов Анны Ахматовой мы слышим обрывки писем, факты из биографий и невероятно красивую, чистую музыку, льющуюся из-под рук маэстро.

Николай Гумилёв добивался тогда ещё совсем юную Аню Горенко несколько лет. На фоне званых ужинов, балов, высшего общества девушка играючи отказывала преданному поклоннику, провоцируя пылкого юношу на попытки самоубийства. Тогда они были молоды и беззаботны. В ту пору ничего не предвещало беды, а разбитое сердце не казалось концом света.

В очередной раз молодой господин добился желаемого. Николай Степанович с Анной Андреевной официально стали мужем и женой в 1910 году. А после – привычный сценарий: быт, утрата интереса, измены, истерики, длительные размолвки и развод. Зато как плодотворно страдали оба! Стихи, разумеется, творческая пара писать не забывала.

После развода Н. Гумилёва не отпускала мысль, что «в ней – всё счастие моё», и в роковой 1918 год он вернулся в Россию, чтобы восстановить брак. Анна же «слишком долго вдыхала тяжёлый туман» и не желала мириться. Но случилось непоправимое – революция, и полный крах привычного для аристократов мира, где их презрительно называли «буржуями» и окрасили белым цветом. Николай Гумилёв с характерным ему упорством и, что скрывать, фанфаронством демонстрировал свою позицию – крестился на храмы и называл себя убеждённым монархистом.

После трагической смерти Николая даже каравшие его большевики уважительно поговаривали: «Шикарно умер…». А. Ахматова чутко ощущала душу бывшего мужа и однажды призналась, что его призрак ходит за ней, оберегая от бед. Эту мысль она развивала в своих стихах, а также в заботе о памяти и наследии Н. Гумилёва.

Васильевский остров, где знаменитая пара прожила свои первые годы вдвоём, где она подарила жизнь великому историку – сыну Лёвушке, охватила ночь. Грустная история несчастливой, но красивой любви трогает душу и заставляет по-питерски хандрить. Разве это не чудо – ходить по той же земле, по которой ходили великие поэты, от чьих строк до сих пор трепещут души даже самых скептически настроенных людей?

Что ты бродишь неприкаянный,
Что глядишь ты, не дыша?
Верно, понял: крепко спаяна
На двоих одна душа.
Анна Ахматова

 

Мистический, скрывающий столько тайн Санкт-Петербург всё ещё помнит рыдания вмиг повзрослевшей Анны Ахматовой, слепую подростковую страсть Николая Гумилёва, и сколько ещё он готов нам рассказать?