Текущая песня: Загрузка ...

Winamp, iTunes Windows Media Player Real Player QuickTime

“Ночь после выпуска”: такому не учат в школе

В конце Вы утираете слёзы в надежде, что никто не заметит. Не замечают. Спешат поскорее забрать вещи из гардероба и вернуться в обыденность рутины. С каких пор сентиментальность стала предметом насмехательства? Двадцать первый, постмодернизмный, симулякрный век. К слову, постановка “Ночь после выпуска” в театре “Глагол” не об этом. «Люблю ли я школу? — Голос звенящий, взволнованный. — Да, люблю! Очень! Как волчонок свою нору… И вот нужно вылезать из своей норы. И оказывается — сразу тысячи дорог! Тысячи! По какой мне идти? Давно задавала себе этот вопрос, но отмахивалась, пряталась от него. Теперь всё — прятаться нельзя. Надо идти, а не могу, не знаю. Школа заставляла меня знать всё — высоту гор, синус тридцати градусов, кроме одного — что мне нравится, что я люблю. Мне что-то нравилось, а что-то не нравилось. А раз к этому душа не лежит, то и даётся трудней. Значит, этому “ненравящемуся” и отдавай больше сил, иначе не получишь пятёрку. Школа требовала пятёрок, я слушалась и… не смела сильно любить. Теперь оглянулась, и оказалось — ничего не люблю. Ничего, кроме мамы, папы и… ещё одного человека».

“Ещё один человек” — Генка — герой нашего времени. Красив, широкоплеч, аккуратен. Но внезапно безоблачность его жизни омрачается. Близкие называют его чёрствым, себялюбцем, светлячком, который не греет. Хотя, Юля до сих пор мечтает уехать с ним в Москву, а властная Надя отвечает ему взаимностью. Простая игра в правду обернулась в Ватерлоо. Убийства друг друга, но без крови — словами. От слов — переход к коварным планам. Глубже эмоциональный всплеск, как в метро после пары толчков локтей, в котором каждого задели за живое. За доброту, за прямоту, за нагие минуты наедине, за творчество. Об этом говорят выпускники, казалось бы, полные доброты, но, как Майкл из “Крёстного отца”, внезапно обнаружили в себе силы на мщение.

«Генка Голиков… Он только что стоял здесь. Белая накрахмаленная сорочка, облегающая широкую грудь, тёмный галстук, крепкая шея, волосы светлой волной со лба. Обиженный Генка, обидевший других! Рост сто девяносто, лепное лицо, крутой лоб, белёсые брови, волосы светлой волной… И в запретном месте, заполненные ядовито-зловонными, разъедающими всё живое отходами ямы. Для Генки. Генка Голиков — и ямы. Слово “убить” было произнесено раньше. И не раз. Но до этой тихой минуты никто из вчерашних школьников не в силах был представить себе, что, собственно, это такое. Теперь вдруг представили. Через несовместимое: Генка — Ямы…»

Что делать, когда река мыслей мчится к водопаду, когда на кону стоит жизнь Генки и дело чести? Такому не учат в школе. Казалось бы, вышедшие на волю волчата уже должны быть грозой леса. Но их учили не этому. А что пригодится из сотен формул — непонятно.

Внезапно становится стыдно за мысленное обращение в палачей. А ведь Генка не такой плохой. Выручал, когда надо. Зачем с ним поступать так плохо, если было так много хорошего? Никто не смотрит друг другу в глаза… Все упираются взглядами в обелиск, в мраморную доску, плотно покрытую именами. “Обелиск — знакомая принадлежность города. Настолько знакомая, привычная, что уже никто не обращал на неё внимания, как на морщину, врезанную временем, на отцовском лице. Обелиск весь вечер стоял рядом, в нескольких шагах… Сейчас его заметили — отводили глаза и вновь, и вновь возвращались к двум столбцам имён на камне с тусклой, выеденной непогодою позолотой. Нет, выбитые на камне, вознесённые на памятник лежали не здесь. Могила без покойников, каких много по стране. Убитые… Умерших своей смертью тут нет. Окаменевшая гордость за победу и память о насилии, совершённом около трёх десятилетий назад, задолго до рождения тех, кто сейчас отводит глаза”.

Хотя пьеса Владимира Тендрякова написана сорок лет назад, Вы узнаете в героях своих друзей. И не вы один — все вздыхают о прошедших днях. Единственное, что “выдаёт” её возраст — это одежда героев и язык диалогов.

Фото: театр “Глагол”.

comments powered by HyperComments

Сетевое издание “Лёгкие Люди”.
ISSN 2413-5895
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 63026 от 10.09.2015
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций