Текущая песня: Загрузка ...

Winamp, iTunes Windows Media Player Real Player QuickTime

Любить не за что ненавидеть. Как Вы расставите запятые?

spasti-kamer-yunkera-01Если Вы не понаслышке знаете, какую тоску могут навевать классики… Если Вы никогда не понимали, зачем нужно обязательно любить Пушкина, но никогда не признавались в этом вслух… Тогда всё расставит по полкам спектакль “Спасти камер-юнкера Пушкина”, который явил миру театр “Суббота”, притаившийся во дворике Звенигородской. Пьеса Михаила Хейфеца получила ещё одну жизнь в одноимённой работе Татьяны Ворониной. Герой, простой советский парень, был бы обречён на обыкновенную, ничем не приметную для нас, зрителей, жизнь, если бы не одно пикантное в своём постоянстве обстоятельство – навязчивое вмешательство в жизнь Питунина, или, для друзей, Питы, ненавистного и непонятного Пушкина. Того самого! Случайность ли, нет ли, – Александр Сергеевич будет сопровождать героя намного дольше, чем тому бы хотелось.

spasti-kamer-yunkera-04

От чего и как нужно спасать Пушкина, а главное его ли?.. – на эти вопросы попыталось найти ответы довольно внушительное количество людей. 27 декабря премьера переполнила небольшой зал почти в полтора раза. Зрители, оставшиеся после спектакля на обсуждение, имели уникальную возможность послушать, как учителя русского языка и литературы встают на защиту ненормативной лексики, а актёры восстанавливают дисциплину в зале с применением умеренной физической силы. Мнения, как водится, разделились. Со всех концов зала нетерпеливо доносятся голоса, актёры сидят прямо напротив первого ряда, меж всех огней.

– Хотелось бы, чтобы спектакль доносил Пушкина, чтобы было поменьше этого молодёжного арго, потому что грубовато… Не хотелось бы лишний раз слушать вот это…
– Но есть же такое понятие, как речевая характеристика персонажа!
– Ну, может как-то сгладить всё это…
– Я как раз из того стана – я учитель. Мне спектакль понравился, никакой лексики менять не надо, всё на месте! Каждый решает, какой Пушкин и как с этим Пушкиным жить.
– Мы с вами в каком-то смысле коллеги, – продолжает тему исполнитель роли грубоватого замполита, – Мы тоже воспитываем публику, стараемся донести что-то хорошее.
Зрители осыпают актёров и создателей спектакля риторическими вопросами.
– Как сделать так, чтобы людей не заставляли учить Пушкина, а именно воспитывали на нём? Современная система образования в стагнации – может быть у вас идеи по её преобразованию?..

spasti-kamer-yunkera-03

На этот раз вопрос адресован Артёму Лисачу, исполнителю роли “адвоката” Пушкина.
– Читать я возненавидел ещё в детстве. А полюбил – наверное, только в институте. Я никогда не думал, что страшное слово “сессия” – это может быть так здорово! Потому что ты сидишь и за ночь читаешь крутые вещи. Потому что завтра зачёт. Мне кажется, здесь проблема как раз в том, как преподавать. Потому что когда в институте мне преподавали ту же самую литературу – и педагог был заинтересован в том, что он говорит, и мне становилось интересно. А в школе – у меня так было, наверное, и у многих других – из-под палки. Потому, что учитель просто выполнял свою работу – четвёртый раз за день читал одну и ту же лекцию на этом уроке, давал одни и те же задания – он её не любил.

Слово берёт тихая хрупкая барышня:
– Я, конечно, не настолько ненавидела Пушкина… Но это и мой путь тоже – я тоже к чему-то приходила, что-то понимала, хватая и там, и там, я многие вещи начала осознавать только в последние годы школы. Так что, отвечая на вопрос о том, как ещё можно сделать так, чтобы мы что-то полюбили – надо просто в это что-то добавлять чуть-чуть себя, искать себя…

spasti-kamer-yunkera-02

Другая девушка встаёт и говорит: “Я – учительница”. Зал погружается в аплодисменты. “Хочу выразить отдельные слова восхищения артистами, которые играют детей. Мне казалось это невозможным! Я всё сидела и наблюдала – может быть Владислав [Владислав Демьяненко, исполнитель роли Дубасова, непутёвого однокашника главного героя] и в жизни такой?.. Это потрясающе! Иван [Иван Байкалов], я поклонница вашего умения – раз! – взрослый, раз! – ребёнок. Я просто восхищена”.

На вопрос из зала “Можно ли спасти Питунина?” отвечает, складывая на лету мысли в слова, Григорий Татаренко: «Я не знаю, надо ли спасать Питунина, он умирает счастливым человеком. Пушкин – это как метафора свободы, как метафора красоты, и герой уже уходит, как сказать… “отравленный” уже Пушкиным… И поэтому он уходит очень счастливым человеком, во всей этой среде… в девяностые он уходит романтиком. Всех нас должен спасти Пушкин – эти красота, свобода, честь – я старался, чтобы у моего героя в конце случилось именно так, чтобы его финал был очень светлым».

Режиссёр дополняет: “Вообще нужно разобраться, как Питунин свою жизнь прожил, какие сделал ошибки и почему потерял одно, другое, третье… ему не повезло: у него не было Арины Родионовны, и учительница такая была…”

spasti-kamer-yunkera-05

Михаил Хейфец: “Не все знают – это монотекст. То есть, это текст, который нужно было адаптировать к постановке с группой актёров. Понятно, что когда такая адаптация происходит, то всегда чем-то приходится жертвовать. Как правило, режиссёры жертвуют авторским текстом. И уже больше десяти постановок этой пьесы существует в России, и, может быть, кто не знает, буквально два месяца назад была премьера в Театре на Васильевском, и с февраля месяца этого года есть исполнение как монопьесы в Театре Томашевского… Но ни в одной режиссёрской редакции не сохранили финал! А ведь жанр пьесы всегда определяет финал – можно из трагедии пьесу превратить в мелодраму! И финальный монолог выбрасывают. А здесь он без купюр! Ни в одном театре так не рискнули. Это огромная ответственность режиссёра и огромное доверие к главным исполнителям. Моё авторское глубокое спасибо режиссёру за то, что она пошла на этот колоссальный риск – вытянуть такой длиннющий монолог!.. И тишина в зале, и все следят и смотрят, как вот эта монетка вот-вот – ещё не легла решкой!”

Казалось бы, простые факты, понятные мнения. А в голове запускаются механизмы, волокущие всё на свои места. Дети тонко чувствуют ложь. Когда взрослые врут им, а главное – самим себе. Отсекать у человека половину личности, выпячивая “хорошее” и пряча “плохое” – лживо. Прививать любовь насилием – вещь страшная. Пытаться что-то кому-то прививать без любви – страшно вдвойне.

light

Этот спектакль – вспомнить простые истины. Этот спектакль – понять своих близких и своё поколение. Посмеяться. Посочувствовать. Даже мириться с некоей предопределённостью. Это не благостность и чинность, это грустная ирония и исповедь Осознавшего. Если Вам хочется дозы лёгкости – начните театральный год с “…камер-юнкера Пушкина”.

Фотографии: сообщество театра “Суббота”.

comments powered by HyperComments

Сетевое издание “Лёгкие Люди”.
ISSN 2413-5895
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 63026 от 10.09.2015
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций